Репрессии в отношении несогласных с российским вооруженным захватом Крыма начались практически сразу после этих событий. Его первыми жертвами стали похищенные активисты Евромайдана Андрей Щекун и Анатолий Ковальский, а также Решат Аметов, который был увезен из центра Симферополя в неизвестном направлении и тело которого впоследствии было найдено со следами пыток. За первые месяцы «крымской весны» отряды «самообороны» похитили десятки людей, местонахождение многих из них неизвестно до сих пор. С аннексией Крыма были связаны и судебные процессы в отношении несогласных с действиями России: им предъявляли обвинения в терроризме и экстремизме. Самый известный крымский узник Кремля – режиссер Олег Сенцов – отбывает заключение в российской колонии.
се крымчане, которые более-менее активны, они знают, кто приходит в 6 часов утра. Я посмотрела в глазок и увидела, что там стоят люди в масках. Они сказали, что я залила соседей, что там соседи стоят, но все было понятно сразу, и я тянула время, чтобы успеть позвонить адвокату и предупредить своих друзей, что у меня обыск. До этого меня уже вызывали в прокуратуру, в Центр по борьбе с экстремизмом, в ФСБ, поэтому был заранее заключен договор с адвокатом. Приехал адвокат, ознакомился с постановлением суда на обыск по подозрению в связях с запрещенными в России организациями, которые готовили на территории Крыма какой-то теракт, угрожали кому-то убийством, в общем, очень бредовое такое обвинение.
Но потом они нашли стихотворение, которое я писала, когда происходила оккупация Крыма, еще в 2014 году. Очень сильно обрадовались, сказали, что эти стихотворения точно имеют экстремистский характер, поскольку там написано, что у меня забрали мою землю, что пришел враг в мой дом, и они знают, про кого это написано. Ну, я сказала, что это меня радует, что они понимают, про кого это написано. Нашли там еще на телефоне песни, которые тоже были посвящены событиям в Крыму, тоже сказали, что это экстремизм чистой воды – так описывать события в Крыму, и что с этим будет разбираться ФСБ.
Очень интересно было то, что понятые, которых они привозят с собой, – это два друга, которые живут в одном доме, в соседних квартирах, и они работают понятыми в Следственном комитете и в ФСБ и ездят на огромное количество обысков. И поэтому своих, каких-то других понятных, они не разрешают брать. Они привозят с собой людей, которые подписывают, даже не читая, то, что им говорят подписывать.

https://ru.krymr.com/a/v-tyurme-libo-za-predelami-kryma-kak-s-poluostrova-vygonyali-neugodnih/29784760.html