17 февраля 2014 года митингующие установили между двумя баррикадами на Грушевского 3-метровые металлические ворота.

Здесь дежурили несколько десятков бойцов самообороны.
Активисты проверяли документы у людей и пропускали в сторону Кабинета министров только тех, кто работает или живет в правительственном квартале.

Выше, за баррикадами майдановцев, стояли бойцы внутренних войск. Они развернули армейские палатки возле Художественного музея. Там находилось около двухсот ВВшникив.

Солдаты Внутренних войск заявили о восстановлении пешеходного движения по улице Грушевского. Они пропускали всех гражданских лиц в сторону здания Кабинета министров при условии, что они не имеют палок и шлемов.
17 февраля бывший посол США в Украине Стивен Пайфер предостерег, что, если в Украине не начнется настоящий политический процесс, напряженность на улицах возрастет с новой силой.
« готов ли президент Янукович к участию в настоящем диалоге и готов ли на реальные уступки в ответ на требования оппозиции и Майдана?
Если настоящий политический процесс не стартует, напряженность на улицах Киева и в других городах Украины, вероятно, вырастет снова», — Пайфер.
В издании Wall Street Journal появилась статья «Последний шанс для Европы в Украине». Ее автор Стивен Блэнк отметил, что в Украине создаются все условия для сепаратизма и силового вмешательства России в политический кризис.
По его мнению, как только в Сочи завершатся Олимпийские игры, Путин сделает все возможное, чтобы сохранить свои политические позиции в Украине.
18 февраля со стороны улицы Институтской «Беркут» и милиция полностью оцепили правительственный квартал в Киеве. Силовики перестали пропускать даже работников Верховной Рады. За кордоном натянули колючую проволоку.
Также большими грузовиками полностью перекрыли улицу Грушевского.
Активистам, численность которых составляла не менее 10 тысяч человек, удалось прорвать один из милицейских кордонов на пересечении улиц Грушевского и Крепостного переулка.
Подтянулся «Беркут», послышались выстрелы петард. На Грушевского подожгли шины. Появились пострадавшие в столкновениях — не менее 10 человек. Милиция практически в упор бросала гранаты, к которым были привязаны болты. «Скорые» отказывались вывозить раненых.
Протестующие заняли Дом офицеров, где оборудовали собственный медпункт. Уже днем в столкновениях с силовиками были убиты три активиста.
СБУ разослала госучреждениям Печерского и Шевченковского районов распоряжение завершить работу до 16:00. Все ветки киевского метрополитена закрыли якобы в связи с угрозой теракта.
В это время спикер Владимир Рыбак уверяет в Раде, что президент Виктор Янукович не будет вводить чрезвычайное положение.

На фоне происходящего силовики начали штурмовать Украинский дом. Все, кто успевают, бегут в сторону Михайловской площади. Кто попадает в руки силовиков, подвергается жестокому избиению. Слышны выстрелы. В ответ протестующие бросают камни и стреляют салютами.
В центр Киева уже движутся два БТРа. В частности, техника была замечена на улице Киквидзе.

Около 20.00 силовики попросили женщин и детей покинуть Майдан в связи с проведением «антитеррористической операции», и начался еще один штурм, но уже с помощью бронетехники — БТР врезался в баррикаду, и за ним на штурм пошли «беркутовцы» и бойцы Внутренних войск.
Майдан Независимости со стороны Институтской полностью охвачен огнем, все время слышны очень сильные оглушающие взрывы, протестующие запускают салюты. Беспрерывно приезжают и уезжают «скорые».

В это же время начинается пожар в доме профсоюзов, вызванный «зачисткой здания».

«Захват Дома профсоюзов в Киеве в ночь с 18 на 19 февраля 2014 года проводили бойцы спецподразделения „Альфа“ Службы безопасности Украины по указанию экс-президента Украины Виктора Януковича» — Горбатюк.
Захват начался через крышу.
Во время продвижения и попытки захватить Дом профсоюзов сотрудники «Альфы» были вооружены огнестрельным оружием. Хотя не установлено случаев его применения, но их действия фактически привели к тому, что протестующие вынуждены были защищаться".
"Экспертиза показывает, что было более 20 источников возгорания, которые были на разных этажах Дома профсоюзов. И в частности, это может быть смесь бензина и керосина или солярка.
Сотрудники «Альфа» указывают на то, что когда они продвигались с оружием, чтобы их не пропустить, в их сторону протестующие бросали бутылки с зажигательной смесью, от которых начался пожар.
Бойцы «Беркута» подожгли палатки митингующих, и огонь перекинулся на нижние этажи здания.
Пожар тушили почти сутки.

Соболев — «Случайно повернув голову в сторону пылающего Дома профсоюзов, увидел, как из окна на шестом этаже посыпалось стекло. Потом в окне появилась фигура мужчины. Он забрался на внешнюю сторону подоконника и так стоял, придерживаясь за стену. За его спиной пламя».
Я помчался к Дому профсоюзов. Там собралось несколько десятков мужчин. Они, как и я, бросили охрану баррикад и прибежали спасать парня. Кто-то схватил обгоревшую палатку, растянули палатку под окном, где стоял парень, и стали кричать ему: «Прыгай!» Однако он не решался...
От стен отпадали огромные куски штукатурки, от высокой температуры взрывались и рассыпались стекла, с крыши летели куски стройматериалов… Все это падало прямо нам на головы. Было очень страшно...
Видя, что парень боится прыгать, один из стоящих внизу мужчин начал карабкаться по стене. Судя по навыкам, это был профессиональный альпинист. На фронтальной стене Дома профсоюзов был установлен огромный экран, на котором транслировали события на Майдане...
Огонь охватил и его: весь экран изнутри освещало розовое зарево. Часть экрана уже сгорела, а планки, к которым он крепился, еще уцелели. Взбираясь по горящим планкам, альпинист добрался до шестого этажа, подал руку зависшему на краю подоконника парню, и они начали спускаться вниз.
Около полуночи на Майдане Независимости, в районе Михайловской и Софийской площадей отключили электричество. Руководитель медицинской службы Майдана Олег Мусий заявил, что количество жертв столкновений возросло до 20 погибших.
в это время активисты Евромайдана в Киеве захватили здания Главпочтамта, консерватории и Госкомтелерадио. Самооборона Майдана вернулась в освобожденное ранее здание КГГА и начала обустраивать в нем пункт обогрева и отдыха.
Далі буде**