Максим Мирович
Ленин вошёл в историю своей цитатой «пока народ безграмотен — важнейшим искусством для нас является кино». В более поздние советские годы советское кино тоже вполне себе занималось пропагандой в советском ключе .
Практически во всех советских фильмах, особенно ранних, снятых до 1960-х годов — постоянно педалируется тема того, как хороша советская власть и как вольготно при ней стало жить людям — видимо, при Сталине существовала некая секретная директива, которая предписывала вставлять это советское НЛП в любой фильм. Так, например, в сцене со свиданием парня и девушки в роще пара могла выйти на берег, и парень вдруг мог неожиданно выступить с речью вроде «ты только посмотри, как похорошела наша земля при советской власти! Какие просторы открылись уму и сердцу!» — после чего камера под патетическое завывание струнной секции оркестра показывала какие-нибудь лесные пейзажи, ничем не отличающиеся от таковых в каком-нибудь мезолите.

Другой пласт советской пропаганды тех же лет — воспитание правильного отношения к советской армии — в фильмах показывали, что все юноши очень хотят служить, аж подпрыгивают чтобы попасть в армию и впадают в депрессию, если им отказывают в таковой чести. "Он недостоин служить в нашей народной Красной арьмии! (почему-то всегда с мягким знаком после «р») — вскрикивает начальник колхоза в фильме «Максим Перепелица», после чего главный герой прикладывает все усилия, чтобы оказаться в «арьмии».

Сама же армия показывается чем-то вроде санатория — красиво постриженные и сытно накормленные солдаты купаются в отеческой любви и ласке отцов-командиров и старших братьев-сержантов, время от времени делают несложные и полезные физические упражнения, всё остальное время предаваясь чтению и неустанному повышению политической подготовки («Максим Перепелица», «Солдат Иван Бровкин»). Лично мне вдвойне горько смотреть на всю эту ложь — потому что мой родной дядя (старший брат отца) погиб в мирное время в Советской армии (в 1958 году), и его родителям по сути даже не сообщили об истинной причине смерти.

Вторая мысль, которая внушается во всех советских фильмах, особенно в тех, что были сняты до 1970-х годов — начальство всегда право, особенно советское начальство (другого попросту не было). Спорить с начальством нельзя, система всегда права, а если есть какие-то отдельные нерадивые начальники, то это бюрократы и зазнайки — виноватыми в тех или иных происшествиях были всегда отдельные личности, но никак не система в целом (к примеру, фильм «Мы с вами где-то встречались» с Райкиным).

Другой пласт из этой же серии — внушение мысли, что советская милиция в целом очень порядочная организация, а все советские милиционеры — люди одновременно с военной выправкой, лицом академика и речью московского диктора. Советский милиционер всегда поможет снять котёнка с дерева, найти нужный двор или просто придёт домой чтобы по-доброму, по-отечески помочь жильцам разрешить те или иные проблемы. Собственно, как и в случае с армией — в старых фильмах никто не рассказывал, что представляла из себя реальная советская милиция и как там относились к людям.
Ещё один очень вредный момент, на который программировали советские фильмы — это так называемая «выученная беспомощность». В современной психологии таким термином называют состояние апатии, когда человек не пытается улучшить свою жизнь даже тогда, когда имеет к этому все предпосылки и возможности. В совковых фильмах такое можно увидеть постоянно — герои занимают какую-то жизненную нишу (чаще всего крайне низкую) и на том успокаиваются, приговаривая: «живём бедно зато честно, не в деньгах счастье, раньше я думала что счастье в деньгах, а оно в труде на благо родины».
Существовали «касты неполноценных» и в более поздних советских фильмах — там отрицательными героями выводились стиляги, богатеи, хорошо одетые женщины а также иностранцы. «Стилягой» в фильме представляли любого мало-мальски прилично одетого и постриженного молодого человека, который хотел выделяться из серой мышиной толпы — страшный грех в СССР. «Богатеи» были главным образом заграничные, почти как «буржуи», но более лощеные — с фальшивой улыбкой, страшными белыми зубами (у нормального советского человека таких быть не может) и преступнейшим образом начищенными ботинками.

«Хорошо одетые женщины» всегда подразумевались проститутками — живущими на нетрудовые доходы и часто в конце фильма раскивающихся и радостно идущими работать шпалоукладчицами. «Иностранцы» были подозрительны в принципе — если иностранцы не были чернокожими московскими студентами, то обязательно были шпионами.

https://maxim-nm.livejournal.com/507383.html#cutid1