Истории Крымского ханства не повезло дважды: в Российской империи ее писали преимущественно в черных красках, а в Советском Союзе вообще попытались забыть. Да и жители современной Украины, чего скрывать, по большей части находятся в плену российских мифов и заблуждений о крымских татарах. Чтобы хоть немного исправить ситуацию, Крым.Реалии подготовили цикл публикаций о прошлом Крымского ханства и его взаимоотношениях с Украиной.

Кроме соседей близких, практически родных, окружали тогдашний Крым еще и дальние, куда более могущественные соседи. В известном смысле можно говорить о том, что Хаджи Герай оказался в тисках треугольника: с одной стороны Литва, с другой – остатки Золотой Орды, а с третьей, за морем – набирающее силу государство Османов. Как сложились отношения Крымского ханства с этими центрами силы при Хаджи Герае?

Начнем с конца, потому что это будет прямым продолжением генуэзской темы, затронутой в прошлый раз. Итак, Хаджи Герай, как его запомнили генуэзцы, был достаточно суров по отношению к ним, и причины этому мы постарались пояснить. Однако на поверку получилось, что эта суровость была, образно говоря, отеческой, потому что когда над Каффой нависла реальная угроза, Хаджи Герай, не колеблясь, защитил ее.

Начальник флота решил штурмовать город. Каффа, поняв в чем дело, закрыла ворота, турки вышли на берег и стали готовить осаду и штурм
Дело было летом 1454 года, когда у крымских берегов появился османский флот. Султан Мехмед II, завоевавший в предыдущем году Константинополь и быстро покорявший как Балканы, так и тюркские эмираты в Анатолии, присматривал новые объекты завоеваний на северном берегу Черного моря. Богатые генуэзские порты, стоявшие вокруг всего моря, его интересовали чрезвычайно, а Каффа – в особенности. Каффа, напомню, была тогда вторым по величине после Константинополя-Стамбула городом на всем Черном море. Так вот, турецкий капитан, пристав к берегу, послал на каффинский рынок несколько своих людей – якобы с мирной целью, якобы за продуктами, а на самом деле, конечно же, разведать состояние крепости. Видимо, те вернулись с обнадеживающими сведениями – и неудивительно: состояние укреплений было плохим. Тогда начальник флота решил штурмовать город. Каффа, поняв в чем дело, закрыла ворота, турки вышли на берег и стали готовить осаду и штурм. В городе уже никто не надеялся на спасение – потому что, повторимся, крепость была никудышная, город был далеко уже не так богат, как раньше, чтобы много тратить на оборону.

Хаджи Герай вступил в переговоры с командиром... После этой беседы турецкое войско молча свернуло свои приготовления и убралось из Крыма
И тогда, в последний момент, из степей навстречу туркам вышел Хаджи Герай и вступил в переговоры с командиром. О чем именно они переговаривались – остается неизвестным, но после этой беседы турецкое войско молча свернуло свои приготовления и убралось из Крыма. А Хаджи Герай, ничего не поясняя генуэзцам, затребовал с них 200 килограмм серебра (которое, разумеется, получил от напуганных соседей) и тоже, без лишних слов, покинул городские окрестности. Содержание переговоров, повторюсь, неизвестно, но вполне можно представить, о чем там могла идти речь. Вероятно, о том, что хан, чьи предки вот уже 200 лет жили доходом с этого города, вовсе не собирался уступать его первому заявившемуся сюда турецкому капитану. При этом, османы не могли возражать ему даже используя довод так называемой «священной войны», которым оправдывали все свои прочие завоевания – поскольку по правилам такой войны один мусульманский правитель не вправе силой отвоевывать христианских поданных у другого мусульманского правителя. Доводы хана, видимо, подействовали, потому что с той встречи турки оставили свои притязания на Крым на целых 20 лет.

Хаджи Герай относился к османам с опаской и хорошо представлял себе, что эта стремительно растущая сила в скором времени сможет навязать себя его стране в качестве «старшего брата»
Похоже, что Хаджи Герай относился к османам с опаской и хорошо представлял себе, что эта стремительно растущая сила в скором времени сможет навязать себя его стране в качестве «старшего брата» на смену Орде. Во всяком случае, он не отказывался обсуждать, напрямую и всерьез с послами европейских держав планы всеевропейской антиосманской коалиции – причем в этой коалиции планировалось участие как христианских стран Европы, так и мусульманских эмиратов Анатолии, которые в 15 веке сами взывали к Европе о помощи против наступления османов. Эти планы ни к каким реальным действиям не привели, однако сам факт участия в них Хаджи Герая показателен.

https://ru.krymr.com/a/29032420.html