ANTI-COLORADOS

В те времена, когда совок стал трещать и расползаться по швам, стали появляться «видики» – видеомагнитофоны. Современной молодежи уже трудно рассказывать, что когда-то фильмы записывались на магнитную пленку, которая заключалась в коробку, размером с небольшой планшет. Но для того, чтобы просмотреть фильм, нужен был еще проигрыватель, покрупнее нынешних ноутбуков, который надо было подключить к телевизору шнурами с переходниками «ПАЛ-СЕКАМ». Последнее они теперь вообще не поймут.

И вот, вместе с этим чудом техники, к нам пришло западное кино во сем его многообразии. Даже не так, мы получили возможность узнать о целых жанрах фильмов, о которых даже не имели особого представления. Чего только стоили вестерны или боевики. В общем, открытий было множество, и после того, как прошло первое массовое знакомство с этим кино, появилось осознание того, что нас десятилетиями пичкали фильмами про какой-то глухой колхоз или что-то там такое на заводе, а самое крутое было – фильмы про войну.

Причем, самые ходовые фильмы у нас были скроены в стиле «трэш», когда в кадре появлялись танки, самолеты и прочее, оббитое фанерой с нарисованными крестами. Уже можно было бы просто на них написать «немеЦЦкий» и на том – все. И вот это мы считали гениальным кино. Сейчас это уже – давно забытое и унылое Г, но кто-то по этому всерьез ностальгирует.

Для тех, кто может вспомнить те времена и вздрогнуть от того, что показывали по телеку, просто напомним названия пары сериалов или многосерийных фильмов: «Вечный зов» или «Строговы». Наверное, можно вспомнить еще что-то подобное по качеству и длине, но примерно так выглядела большая и основная часть совкового кино.

С появлением «видиков», вся эта дрянь была мгновенно и окончательно смыта в унитаз истории, где ей самое место. Но вот в новых (для нас) фильмах, очень быстро стали просматриваться какие-то общие правила, разбивающие все их множество по жанрам.

Так, в необычном для нас жанре вестерна, ключевой была сцена, где главный герой, добрый и справедливый ковбой, шериф или просто – хороший парень, встречается лицом к лицу с главным отрицательным героем. Они обязательно стоят посреди единственной, пыльной улицы небольшого городка и на виду у потрясенных жителей – устраивают дуэль. Они внимательно смотрят в глаза друг другу и дальше – побеждает добро, которое быстрее выхватывает свой револьвер.

Оттуда, из вестернов, перекочевал в полицейские саги еще один прием, когда главный герой сталкивается с главным злодеем, которого по сюжету фильма уже нет смысла арестовывать, и указанная выше сцена дуэли дополняется ключевой репликой главного героя, предвещающей финал, развязку фильма.

Поскольку он – служитель закона, полицейский не может устроить самосуд или казнь, а потому он должен действовать в ответ на опасные действия преступника, и тогда он говорит: «Дай мне повод!». Обычно, преступник дает этот повод и тянется за оружием. А дальше – хэпи-энд как и в предыдущем жанре вестерна.

Так вот, похоже на то, что хамский телефонный разговор Зе был как раз тем самым движением, которое послужило ответом на предложение «Дай мне повод». Он его дал и публично перешел на личности, включив у Пороха дополнительную мотивацию.

Как мы видим – Зе действует в узком тоннеле своих возможностей, а Порох имеет выбор вариантов просто потому, что он умнее Зе, опытнее его, и кроме того, он уже наточил когти и клыки в драках с куда более опасными и изворотливыми противниками.

У нас было и еще немного осталось всего одно опасение, что Порох не решится отыграть во всю силу без белых перчаток. Но скорее всего, после знаменитого телефонного разговора, об этом уже можно не беспокоиться. Думаю, что с этого момента пошло другое кино.

Другое кино