Анатомия измены
Март 28, 2016 от nextway

«Предательство, может, кому и нравится, предатели же ненавистны всем».

Мигель Сервантес де Сааведра

Давно замечено, что переселение крупных этнических групп всегда отражается на новом месте их проживания. Происходит некая инкапсуляция в новую среду, где переселенцы бережно воссоздают дух своей Родины. Чаще всего, такие места становятся достопримечательностью, на которую едут поглазеть путешественники со всего мира. Во многих крупных городах Европы имеется Латинский квартал, как зримое свидетельство давних миграций. Есть целые арабские анклавы, которые стали настоящей жемчужиной туристических маршрутов. Речь идет не о тех местах, где осели современные беженцы, а о Юге Испании, куда пришла культура и традиции арабских переселенцев. Оттуда, кстати, началось Возрождение ибо арабы сохранили знания Древнего Мира, за которые христиане, с упоением, жгли на кострах и делал то же самое, что сейчас делает ИГИЛ. В итоге, возникла неповторимая архитектура, которую испанцы перебросили за океан. Нечто подобное, можно сейчас наблюдать с массовым переселением китайцев. Во всех уголках мира имеются колоритные чайна-тауны с присущими им внешними и внутренними атрибутами. Все это возникает там, куда пришли люди, отлично помнящие свои корни, но которые отдали свою любовь новому месту, приютившему их вдали от Родины. В любом случае, всегда прослеживается стремление показать себя, свою Родину, свои традиции с наилучшей стороны. Но большая часть переселенцев бесследно ассимилируется и не оставляет зримого отпечатка своей родной стороны.

Кстати, Украина, которая очень давно потеряла свою государственность, создает оазисы украинства в самых далеких уголках мира. В Северной и Южной Америке, в Австралии и других местах имеются целые украинские кварталы с украинскими же школами, ресторанчиками и прочим. И вот теперь сама Украина столкнулась с последствиями такого вот переселения.

Путин, будучи воинственным невеждой, допустил крупный стратегический промах, начав войну с Украиной. Он решил, что ассимиляция украинцев была завершена еще в совке, а потому украинцы – та же самая быдломасса, в которую давно превращены народы России. Длительный период рабства, который столетиями не прекращался, напрочь отрезал население России от своих корней и привязал их к хозяевам. Подавляющее большинство русских сможет проследить свою родословную не глубже бабок-прабабок. Дальше – тьма. Большевистское рабство и тотальная индустриализация оборвала последние связи с землей и предками, действительно превратив народ в пролетариат, который не имеет не только капитала и средств производства, но и памяти. По этой причине, русские не могут любить свою землю. Чтобы они не говорили на эту тему, все это – ложь! Там, где любят свою землю, никогда не будет столько разоренной земли, загаженных лесов, озер и рек, не будет повсеместно убитых дорог и убогих серых домов, достаточно перелететь пролив, разделяющий Сахалин и Хоккайдо,чтобы понять разницу. Дело дошло до того, что достаточно переплыть Амур у Хабаровска, чтобы почувствовать разницу! А ведь в Китае тоже был чудовищный совок, но там не было русских!

Украине оказалась в тяжелейшем положении, ибо действительно подвергалась насильственной деукраинизации и ассимиляции. Мало того, в несколько приемов, Украина заселялась русскими. Что характерно, места планомерного заселениями русских и стали опорой Путина. Но он решил, что вся Украина примерно такая же как и Крым. В этом и была его ошибка. Чем дальше от мест массированного заселения русскими, тем больше и крепче люди держатся за землю и корни. Тем больше они воспринимают понятие Родина и тем труднее с ними бороться. В Кремле уже поняли, что прогулки по Украине в крымском стиле – не получится. Но почему же так все случилось в Крыму?

Вот мы и подошли к людям. В совковые времена автор часто бывал как в Москве, так и в Крыму. В Севастополе даже жили его родственники. Так что впечатления от увиденного были собственные, без чьих-то трактовок. Сразу было заметно какое-то духовное родство москвичей, севастопольцев и людей, населяющих ЮБК. Основная черта – высокомерие. Что касается москвичей, презирающих иногородних, то их можно было как-то понять. Столичная жизнь почти не имела ничего общего с периферией, и это рождало такой эффект, но почему такое было в Севастополе? Местные считали и, как выяснилось, до сих пор считают, что им все обязаны просто потому, что они такие великие. Особое отношение к Севастополю, как к базе ЧФ и ЮБК, усеянному правительственными объектами, никак не зависело ни от их способностей, знаний или других качеств. Казалось бы, за то, что база флота давала городу особый статус с развитой инфраструктурой, снабжением и прочим, севастопольцы обязаны были считать флот чем-то божественным. Ничуть. Презрение настолько укоренилось в этих чванливых людях, что корабли не назывались иначе как «серые коробки», а военные моряки имели общее название «ангины». Что характерно, общепит в Крыму всегда был ужасный, еда была на грани дизентерии. Не дай Бог придется лечиться – врачи просто ужасные. Утренний обход зав отделения не редко выглядел так: открывается дверь, в проеме показывается огромная бабища с ведерными сиськами и через всю палату кричит «Иванов, открой рот и скажи – А». С этого расстояния она оценивает ситуацию и удовлетворенная уплывает противолодочным маневром.

После развала совка Крым стал хиреть. Многочисленной номенклатуры уже не стало, флот уже тоже перестал быть кормильцем и крымчане стали сдавать свое жилье для отдыхающих. Причем, они всерьез считали, что их сарай в районе пляжа Учкуевка – вершина мечтаний простого смертного, ибо Форос и Батилиман остался в цепких лапках новоявленных дельцов. Автор, еще будучи подростком, удивлялся, как в Учкуевку могут ехать нормальные люди, ибо рано утром начинали летать истребители с аэродрома Кача, а само море было цвета глиняного раствора. И это еще не все, в нескольких сотнях метров от берега под воду сбрасывались бытовые стоки, скорее всего – без очистки. Когда ветер был с моря, к берегу прибывало такое, что лучше не вспоминать! Но севастопольцы были неприступными как скалы – курорт и все тут.

Уже ближе к нашим дням, когда состоятельный народ потянулся в Турцию и Египет, крымчане взвыли ибо сволочь не хотела наполнять их халупы и не видевшие ремонта квартиры. Причем, в этих райских кущах всегда, десятки лет, были проблемы с водой в кране. Местное чиновничество выродилось окончательно и не вылазило из запоев. Трезвым и вменяемым его можно было застать сугубо до обеда! Но и это еще не все. В Крым вернулись татары и стали скупать сельскохозяйственные земли. Где бодро выращивали овощи и фрукты, которыми кормились отдыхающие. Русским было не по чину ковыряться в земле и они люто ненавидели татар. Особенно стало плохо, когда татары начали открывать свои харчевни, где вкусно, чисто и недорого кормили приезжих. Автор часто бывал в командировках на Западном Берегу и никогда не ел ничего у русских, только у татар, о чем не жалеет и поныне.

В итоге получается, что русские постоянно и неотвратимо выбирали коммунистическую и региональную сволочь. Все 20 лет в Крыму была та власть, которую выбирали русские. Эта власть откровенно и бессовестно грабила регион, который за это время просто обязан был превратиться в Анталью или Хургаду! Просто для этого надо было избирать вменяемых людей и работать, работать и еще раз – работать. Но к такому крымчане непривычны. Они бы хотели, чтобы им все делали, привозили, чтобы им платили. А они могли плевать на тех, кто это делает.

В какой-то момент они решили, что Москва может пристегнуть их нефтегазовой трубе и тогда они заживут с российскими зарплатами и пенсиями, имея украинские цены. С учетом того, что 90% русских – завезенные из РФ или потомки таких завезенных, у них нет никакого чувства родной земли. Им плевать, под какой флаг становиться, лишь бы их там кормили. Когда началась агрессия, они разоделись в матросов и матрешек, радуясь грядущему изобилию.

И вот, татары уехали, украинцы – тоже. Крымчане получили ту власть, которую хотели. Теперь им никто не мешает устроить жизнь на острове так, как им хочется, без хунты и нациков. И вот тут все встало на место. Это не латины, арабы или китайцы, это – русские. За два года рухнуло все. Ладно, украинцы больше не едут в Крым, но кто же загадил Севастополь? Город просто утонул в собственных отходах. Его некому убирать, а севастопольцы слишком великие не только для того, чтобы убирать, но даже для того, чтобы не гадить себе под ноги! Великий народ начал вырубать заповедные леса, грабить винные хранилища и прочие ценности. Это делают сами местные крымчане!

Как и следовало ожидать, никто и не собирался откармливать морды зажравшимся бездельникам. Никакого курорта при оккупации не будет, это понятно даже школьнику. Москве нужна военная база и больше ничего. Люди в Крыму Москве нужны в том количестве, которое необходимо для обслуживания военных. Смысла кормить остальную публику – нет абсолютно. Прямо сейчас реализуется программа выдавливания из Крыма излишков населения, в направление солнечного Магадана. Там тоже имеется море, только — Охотское.

И вот теперь уже пора задать вопрос: что делать с этой биомассой? Такое подлое население не может быть подарком ни для какой страны. Необходимо формализовать их российское гражданство с украинской стороны – исключив их из гражданства Украины, как этого требует соответствующее законодательство, запрещающее двойное гражданство. Когда пройдет деоккупация Крыма, вся эта массовка обязана покинуть территорию Украины по истечении 90 дней, как и положено для иностранцев. Единственное, что следует сделать – поставить каждому штамп в паспорте о запрете на въезд в Украину лет на 30-40. Конечно же, часть – смоется сама, дабы не попасть в тюрьму за свои чудеса, но остальные должны покинуть Украину навсегда.

Мы считаем, что измена Родине- одно из тягчайших преступлений, которое ставит клеймо на самом изменнике и на его потомках. Такое нельзя ни прощать, ни амнистировать. Только чемодан, вокзал – Россия.






Related posts: