Крым. Вода. Предопределенность.
Или почему Крым не может существовать вне Украины.

Отвлекусь от обычного троллинга и расскажу вам о том, главном, что уже произошло с Крымом, но что пока никто не видит и не понимает.
Запоминайте Крым сегодняшним, потому что скоро вы его не узнаете.
Электричество, газ, продовольствие, транспортное сообщение – это проблемы Крыма? Да, конечно. Но все они меркнут по сранввнению с главной, фундаментальной проблемой.
Вода.
Вода – это не толькол «попить», «постирать» и «помыться». Это не только заводы, канализация и сельское хозяйство.
После войны население Крыма составляло 379 тыс. человек, правда, с учетом того, что до этого было депортировано все крымско-татарское население. И тем не менее, задумайтесь о цифре – 379тыс. против сегодняшних около 2,5 млн.
Причина малочисленности послевоенного Крыма до безобразия проста – была заселена лишь узкая приморская полоска, да еще предгория Крымских гор. Потому что только здесь происходило накапливание осадков в горах, которые источниками и реками, стекая к побережью и в долины, давали людям пресную воду.
Вся остальная территория представляла собой обширные солончаковые степи не только не пригодные для сельского хозяйства, но и для мало-мальского существования людей, поскольку пресной воды в степном Крыму не было. Вообще. Совсем. В колодцах и скважинах – рассолы. Собственно, как и положено быть на засушливом и жарком острове, окруженном со всех сторон морем.
И вот в Крым пришел Северо-Крымский канал. Как сказать, пришел... Сначала на Днепре построили Каховское водохранилище. Затем построили собственно канал и каскад насосных станций, затем оборудовали иригационную сеть. Почти два десятка лет, неимоверные затраты.
И степной Крым начали промывать. По 1 кубическому километру воды в год. 1 миллиард тонн.
Есть такой термин, называется он «рассоление» почв. Если долго-долго лить на солончаки пресную воду, то соли постепенно будут из почвы вымываться, а над подземными рассолами сформируется купол пресной воды, препятствующий обратному капиллярному засолению. Почва станет пригодной для сельскохозяйственного использования, а из пресного купола можно будет отбирать некоторое количество воды для питьевого водоснабжения. Значит, можно возделывать поля, сады и виноградники, строить села, завозить людей.
Именно так и произошло с Крымом. Со строительством Северо-Крымского канала, а затем и передачей Крыма Украине началась гигантская программа рассоления почв, преобразования их в пашни и виноградники, десятками тысяч поехали переселенцы с Украины, в основном – хлеборобы и животноводы. Население Крыма начало стремительно увеличиваться. 800 (Восемьсот) сел и поселков в степном Крыму получили автономное водоснабжение.
И, конечно же – взрывной рост промышленности. Все основные предприятия Крыма обязаны своим ростом или вообще появлением воде Северо-Крымского канала. Потому что заводы – это не только производственные мощности, зачастую с большим потреблением технической пресной воды, но и люди, тысячи, десятки и сотни тысяч людей, которые должны иметь возможность нормально жить, пить, есть, мыться, стирать, извините – ходить в туалет, по-просту говоря – постоянно тратить пресную воду.
И вот Северо-Крымский канал закрылся. А население Крыма осталось. И промышленность осталась. И водопотребление осталось почти на уровне 2013 года, за исключением части сельскохозяйственных площадей с искусственным орошением.
Крым начал стремительно «пропивать» свои запасы пресной воды, которые накапливались десятилетиями. Опустошаются водохранилища, варварски разбуриваются и откачиваются остатки линз пресных вод с участков, где они почти 50 лет формировались за счет пролива воды из канала и системных ирригации и площадного орошения.
И, конечно, тут же зазвенели первыв звоночки. То тут, то там из скважин уже пошла засоленная вода, кое-где появились уже и рассолы.
Наука гидрогеология говорит, что Крым без массированного пролива пресных вод в любом случае вернется к своему первоначальному солончаковому состоянию, поскольку капиллярное поднятие рассолов постепенно засолит линзы пресных вод, сделав их непригодными к использованию. Но это процесс длиной лет в 12-15, если его, конечно, не ускорять. Но его ускорили, раза в 3.
А теперь о главном.
Чем будут заниматься люди в 800 сельских поселках Крыма, когда вокруг них возродятся солончаки, и не сможет расти не только хлеб и виноград, но и даже кустарниковая акация? Что будут пить эти люди?
Что будут пить крымчане в городах, чем смывать в своих туалетах, когда водохранилища опустеют окончательно, а в скважины окончательно прийдет рассол?
О промышленности не буду, и так все ясно.
Крым приговорен к возврату в далекий 1947г., когда населению в 379тыс. человек с их тогдашними сверхскромными потребностями вполне хватало воды. Но тогда и в Армянске жило около 3тыс. человек, а не более 20тыс. как сейчас, да и на заводе «Залив» в Керчи работало от силы сотни полторы работников, и не был он ни каким градообразующим предприятием, как сейчас...
Машина времени со скрипом понеслась на 60 лет назад, и крымчане ее несчастные пассажиры.
Пару ремарок в конце.
Надеюсь, мы все понимаем, что никакие водоводы из России, даже если они и будут, не в состоянии сравниться с мощностью переброса воды из Днепра, из которого на нужды Крыма отбиралось около 20% стока этой великой реки. Следовательно, не будет пролива солончаков, следовательно – читай выше.
Вы заметили, что слова «туритсты», «отдыхающие» вообще ни разу не использованы? Кажется, понятно, почему... Не до них.
Поскольку тема активно раскручивалась последние пол-года, попутно, как это часто бывает, возникло много спекуляций. Поэтому, как и обещала, вновь предметно пообщалась со специалистом-гидрогеологом, в прошлые годы системно занимавшимся гидрогеохимией подземных вод. Понятно, что мой пересказ будет поверхностным и упрощенным, но, надеюсь, основной смысл услышанного от упрощения материала не пострадает.
Хочу еще отметить, что разговор получился обширным, поэтому разобью его на несколько подтем, и для удобства восприятия, и чтобы ваши глаза не перенапрягались, уважаемые мои друзья ))
Итак.

Проблема водоснабжения и водопользования Крыма обширна и многослойна. Проблема крайне серьезна, и это не дает права отдельным комментатором примитивизировать и искажать ее, от подобной примитивизации страдает как истина, так и разум читающих, а этого мы допустить не можем. Поэтому препарируем проблему настолько, насколько это возможно в условиях упрощенной подачи информации.
Разделим проблему на несколько частей и изучим эти части.

Часть 1.
Питьевое водоснабжение Крыма, т.е. то, что позволяет населению и отдыхающим более-менее пристойно жить.

Крым обладает недостаточными, но все же значительными собственными ресурсами для обеспечения населения питьевой водой. Другое дело, что источники питьевого водоснабжения находятся преимущественно в горной части Крыма и предгориях, и развитой системы распределения запасов питьевой воды по всей территории Крыма нет. С точки зрения возможности технического решения, доставка воды всем потребителям Крыма проблемой не является, водоводы умеют строить со времен Древнего Рима, нужны желание и деньги. Деньги, кстати сказать, не самые большие, поэтому эта проблема так или иначе будет решена.
Дефицит питьевой воды также решается просто по уже отработанной методике — путем опреснения морской воды. Здесь ситуация сложнее, но тоже не тупиковая. Опреснить можно любое количество, но сам процесс — крайне энергозатратен. Поэтому, совместно со строительством опреснительных заводов, необходимо будет построить дополнительные газовые ТЭС, именно это и предполагается, насколько мне известно.
Итак, опресненной воды+ собственной питьевой будет достаточно. Но.

Процесс опреснения сам по себе недешев, в зависимости от ряда факторов, 1 кубометр опресненной воды стоит от пол-доллара до полутора долларов. Если же в себестоимость заложить амортизацию заводов-опреснителей, энергомощностей и водоводов, то себестоимость вполне может подскочить до 3-4 долларов, это как считать. Добавьте к этому естественные затраты распределительных сетей, водоканалов и т.д., и стоимость опресненной воды подскочит еще, как минимум, вдвое.
Понятно, что населению такие тарифы не потянуть, но если будет принято политическое решение дотировать производство опресненной воды (1млрд долларов в год, возможно — больше), то проект представляется абсолютно реальным.
Итак, крымчанам и гостям Крыма воды хватит.

Правда есть одно существенное «но».
Опресненная вода — это вода, прошедшая двойной осмос, т.е .полностью лишенная всех солей. При попадении в таком виде в человеческий организм, вода действует как абсолютный растворитель, немедленно вытягивая из организма любые соли и, по сути, убивая человека.
Поэтому опресненная вода, без дополнительных манипуляций с ней, является водой технической, т.е. не пригодной к употреблению человеком. Как власти Крыма разделят техническую опресненную воду и природную пресную воду так, чтобы одна вода не уничтожила другую — это отдельная большая головная боль. Но мы с вами не будем этой болью заморачиваться, правда?
Техническое водоснабжение Крыма.
Техническое водоснабжение — это широкая сфера, включающая как обычное коммунальное водопользование (отопительные сети, поливы и др.), промышленное водопользование предприятий, использующих в своем технологическом цикле пресную воду, так и сельское хозяйство всех видов — и поливное земледелие, и животноводство, и первичная переработка сельхозпродукции.
Сельскохозяйственное водопользование в Крыму в данном разделе мы предусмотрительно вынесем за скобки. Ибо этой теме предстоит свое, отдельное исследование и препарирование.
Итак — коммунальное водоснабжение. Строго говоря — ничего особо критичного. При решении проблемы питьевого водоснабжения, должном финансировании и высочайшей воле, коммунальщики вполне молут запитываться от общих источников снабжения питьевой водой, например тех же опреснительных заводов. Следовательно, с этим видом водоснабжения Крыма мы с вами в будущем проблем усматривать не предполагаем.
А вот с промышленным водоснабжением все уже не выглядит так безоблачно.
Используя более 40 лет Северо-Крымский канал как безразмерный источник практически бесплатной воды, промышленность Крыма разрослась и преобразилась И, конечно, только в таких, сверх-специальных и тепличных условиях, в засушливой и безводной зоне могли возникнуть предприятия типа «Крымского титана», потребяющего в сутки до 49тыс. кубометров пресной воды там, где ее в прошлые годы отродясь не бывало.
Много это или мало?
А вот представьте себе железнодорожный состав из 700 цистерн. длиной почти 9 км, и так каждый день.
Представили? Тогда пойдем дальше.
В состоянии ли будут власти Крыма дотировать водоснабжение промышленных предприятий так, чтобы эти самые предприятия смогли существовать? Здесь появляются серьезные сомнения. Одно дело — население, электорат, граждане своей страны. Другое дело — хозяйствующие субьекты, которые и так располагаются в экономически депрессивном регионе из-за его оторванности, удаленности и изолированности, а, следовательно и неконкурентоспособности, и , как следсвие — обречены быть заведомо неконкурентоспособными, за малым исключением.
Отсутствие дотирования поставок технической воды неизбежно приведет к прекращению деятельности почти всех предприятий, потребляющих в своем производственном цикле воду.
Теперь представим, например, моно-город Армянск, в котором перестал работать «Крымский Титан». Работники этого предприятия безальтернативно должны будут уехать из города, другой работы там просто нет. Но вслед за ними уедут и парикмахеры, которые их стригли, и нянечки детских садов, и учителя школ, и водители городских автобусов... Останутся военные, немного чиновников и чуть-чуть обслуживающего их всех персонала.
Таким образом, мы приходим с вами к выводу о том, что дефицит пресной воды для технического, промышленного водоснабжения Крыма почти неизбежно в среднесрочной перспективе приведет к тектоническим сдвигам в промышленности, и, как следствие — в популяции и демографии Крыма.
На сегодня — все. Мы потихоньку подобрались к самым важным, драматическим и масштабным открытиям в нашем исследовании.
Сельскохозяйственное водоснабжение.
Мы уже знаем, что это не только поливное земледелие, но и водоснабжение животноводства, и водопользование сельскохозяйственной переработки.
Поливное земледелие Крыма, можно сказать, умерло, от слова «почти»
Конечно, кое-где у нас порой кто-то еще качает из еще не засоленных скважин воду для полива, но это остаточные радости крестьян, системного орошаемого земледелия в Крыму без Северо-Крымского канала быть не может.
То есть как не может... Если потратить несколько десятков миллиардов долларов и построить необходимые опреснительные и энергетические мощности, а затем ежегодно еще на несколько миллиардов долларов дотировать производство нескольких сотен миллионов кубометров пресной воды для полива — то, конечно, можно возродить поливное земледелие до масштабов 2013 года. Сами решите — насколько подобный сценарий реализуем в нынешних условиях...
А как же капельное орошение, вскричит особо пытливый читатель, знакомый с этой заграничной фиговиной? Мы будем капельно орошать, и экономить, и выращивать...
Увы...
Капельно орошать пшеницу или подсолнечник невозможно. Но, в общем дело даже и не в этом... Забудте о капельном орошении кроме как на склонах Южного Берега или в предгорьях, там где, в силу естественных причин, испокон века были сады, виноградники и овощные плантации. Мы не говорим об этих приятных исключениях, мы говорим об остальном, степном Крыме, том самом, который...
И вот наконец мы добрались до главного, развязки сюжет, который перевернет все ранее сформированные и описанные конструкции.

Крым — это остров. Засушливый пустынный остров, плавающий в соленом море. Соленое море не только омывает его со всех сторон, оно находится внутри острова в нижних горизонтах подземных вод.
Тысячи лет немногочисленные пресные осадки, просачивающиеся в почву, боролись с рассолами, пытаясь их вытеснить и размыть. И тысячи лет рассолы побеждали, проникая к самой поверхности почвы и выпадая на ней солончаками.
Огромный солончаковый засушливый остров.
Весной солончаковые степи, благодаря весенним водам и первому нежаркому солнышку преобразовывались в море степных трав, но уже к лету все усыхало и увядало, степь становилась выжженой и безжизненной.
Так было до момента, когда в Крым пришел Северо-Крымский канал.
Пришел с 20% объема годового стока реки Днепр, пришел с гигантской иригационной сетью и технологиями массового непрерывного пролива почв.
Вы думаете, канал строили для того, чтобы напоить крымчан или чтобы развить туризм Южного Берега? Ха-ха три раза. Титаническая программа имела своей главной, основполагающей целью изменение природного ландшафта, преобразование солончаковой степи в регион со средиземноморской климатической нормой пролива почв пресной водой.
Миллиард кубометров воды в год. Год за годом, десятилетие за десятилетием.
Солончаки отступили, рассолы, сформировавшимся постоянным подземным куполом пресных вод, были отжаты до подземных горизонтов, уже никак не влияющих на вегетацию любых видов растений.
Приехали десятки, сотни тысяч людей, заселили новые поселки, построили новые заводы. Потому что нужно было кому-то работать на земле, а кому-то — на новых заводах, а кому-то — развивать сферу обслуживания.
И вот рубильник под названием Северо-Крымский канал выключили.
И вся гигантская модель искусственного природомоделирования и природопользования в один момент исчезла, перестала быть.
Просто потому, что все в этой модели держалось на том самом миллиарде кубометров днепровской воды, которая меняла весь природный и, как следствие, социально-экономический ландшафт Крыма.
Ибо.
Никакое капельное орошение на солончаках невозможно.
Никто не будет жить в почти 800 сельских поселках степного Крыма, когда там не будет работы.
Никто не сможет жить в городах, в которых остановились предприятия без воды.
Никакое государство не будет обеспокаиваться проблемой водоснабжения умирающих поселков и городов.
Возврат Крыма к своему естественному состоянию пустынного засушливого острова, покрытого солончаками, предопределен. Искуственные факторы исчезли, природа возвращается.
Полагаю, что все специалисты-гидрогеологи, в том числе и местные, крымские, никаких иллюзий по поводу будущего не питают. Почему молчат?
Почему-почему... Потому.
Нас ждет вскоре драматическая, а, возможно, и трагическая страничка в истории Крыма, когда миллионы судеб будут изломаны и безвозвратно изменены.






Related posts:

Новости Крымаша| КРЫМский сериал “Санта-Мост”,новая серия.
Новости Крымнаша| КРЫМские родители готовы отдать чадо за царя
Новости Крымнаша. Выпуск #592 | КРЫМская проблема с водоснабжением обостряется.
Новости Крымнаша. Выпуск #716 | КРЫМское возвращением в 90-е.
Крым. Оккупанты уверяют, что остановка переправы не сказалась на магазинах. Крымчане не согласны
Юбилей аннексии Крыма – это очень стыдно, очень преступно и очень, очень глупо.
Крымское Аральское море.
Крымская "белочка".