img_0869

Та Которая

Крым. Вода. Предопределенность.

Или почему Крым не может существовать вне Украины.

Отвлекусь от обычного троллинга и расскажу вам о том, главном, что уже произошло с Крымом, но что пока никто не видит и не понимает.
Запоминайте Крым сегодняшним, потому что скоро вы его не узнаете.
Электричество, газ, продовольствие, транспортное сообщение – это проблемы Крыма? Да, конечно. Но все они меркнут по сранввнению с главной, фундаментальной проблемой.
Вода.
Вода – это не толькол «попить», «постирать» и «помыться». Это не только заводы, канализация и сельское хозяйство.
После войны население Крыма составляло 379 тыс. человек, правда, с учетом того, что до этого было депортировано все крымско-татарское население. И тем не менее, задумайтесь о цифре – 379тыс. против сегодняшних около 2,5 млн.
Причина малочисленности послевоенного Крыма до безобразия проста – была заселена лишь узкая приморская полоска, да еще предгория Крымских гор. Потому что только здесь происходило накапливание осадков в горах, которые источниками и реками, стекая к побережью и в долины, давали людям пресную воду.
Вся остальная территория представляла собой обширные солончаковые степи не только не пригодные для сельского хозяйства, но и для мало-мальского существования людей, поскольку пресной воды в степном Крыму не было. Вообще. Совсем. В колодцах и скважинах – рассолы. Собственно, как и положено быть на засушливом и жарком острове, окруженном со всех сторон морем.
И вот в Крым пришел Северо-Крымский канал. Как сказать, пришел... Сначала на Днепре построили Каховское водохранилище. Затем построили собственно канал и каскад насосных станций, затем оборудовали иригационную сеть. Почти два десятка лет, неимоверные затраты.
И степной Крым начали промывать. По 1 кубическому километру воды в год. 1 миллиард тонн.
Есть такой термин, называется он «рассоление» почв. Если долго-долго лить на солончаки пресную воду, то соли постепенно будут из почвы вымываться, а над подземными рассолами сформируется купол пресной воды, препятствующий обратному капиллярному засолению. Почва станет пригодной для сельскохозяйственного использования, а из пресного купола можно будет отбирать некоторое количество воды для питьевого водоснабжения. Значит, можно возделывать поля, сады и виноградники, строить села, завозить людей.
Именно так и произошло с Крымом. Со строительством Северо-Крымского канала, а затем и передачей Крыма Украине началась гигантская программа рассоления почв, преобразования их в пашни и виноградники, десятками тысяч поехали переселенцы с Украины, в основном – хлеборобы и животноводы. Население Крыма начало стремительно увеличиваться. 800 (Восемьсот) сел и поселков в степном Крыму получили автономное водоснабжение.
И, конечно же – взрывной рост промышленности. Все основные предприятия Крыма обязаны своим ростом или вообще появлением воде Северо-Крымского канала. Потому что заводы – это не только производственные мощности, зачастую с большим потреблением технической пресной воды, но и люди, тысячи, десятки и сотни тысяч людей, которые должны иметь возможность нормально жить, пить, есть, мыться, стирать, извините – ходить в туалет, по-просту говоря – постоянно тратить пресную воду.
И вот Северо-Крымский канал закрылся. А население Крыма осталось. И промышленность осталась. И водопотребление осталось почти на уровне 2013 года, за исключением части сельскохозяйственных площадей с искусственным орошением.
Крым начал стремительно «пропивать» свои запасы пресной воды, которые накапливались десятилетиями. Опустошаются водохранилища, варварски разбуриваются и откачиваются остатки линз пресных вод с участков, где они почти 50 лет формировались за счет пролива воды из канала и системных ирригации и площадного орошения.
И, конечно, тут же зазвенели первыв звоночки. То тут, то там из скважин уже пошла засоленная вода, кое-где появились уже и рассолы.
Наука гидрогеология говорит, что Крым без массированного пролива пресных вод в любом случае вернется к своему первоначальному солончаковому состоянию, поскольку капиллярное поднятие рассолов постепенно засолит линзы пресных вод, сделав их непригодными к использованию. Но это процесс длиной лет в 12-15, если его, конечно, не ускорять. Но его ускорили, раза в 3.
А теперь о главном.
Чем будут заниматься люди в 800 сельских поселках Крыма, когда вокруг них возродятся солончаки, и не сможет расти не только хлеб и виноград, но и даже кустарниковая акация? Что будут пить эти люди?
Что будут пить крымчане в городах, чем смывать в своих туалетах, когда водохранилища опустеют окончательно, а в скважины окончательно прийдет рассол?
О промышленности не буду, и так все ясно.
Крым приговорен к возврату в далекий 1947г., когда населению в 379тыс. человек с их тогдашними сверхскромными потребностями вполне хватало воды. Но тогда и в Армянске жило около 3тыс. человек, а не более 20тыс. как сейчас, да и на заводе «Залив» в Керчи работало от силы сотни полторы работников, и не был он ни каким градообразующим предприятием, как сейчас...
Машина времени со скрипом понеслась на 60 лет назад, и крымчане ее несчастные пассажиры.
Пару ремарок в конце.
Надеюсь, мы все понимаем, что никакие водоводы из России, даже если они и будут, не в состоянии сравниться с мощностью переброса воды из Днепра, из которого на нужды Крыма отбиралось около 20% стока этой великой реки. Следовательно, не будет пролива солончаков, следовательно – читай выше.
Вы заметили, что слова «туритсты», «отдыхающие» вообще ни разу не использованы? Кажется, понятно, почему... Не до них.

P.S.Та Которая

Неожиданно для себя, получила много откликов на пост https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=362142417506942&id=100011335612166 относительно того, что без действующего Северо-Крымского канала Крым вернется в свое природное состояние — малолюдного острова, покрытого солончаковой степью. Часть комментариев сводилась к общему тезису «Крым Украине подарил Хрущев, а так бы и без него все было хорошо»
Давайте чуть-чуть расширим тему.
На самом деле история с приходом воды в Крым и превращением пустыни в цветущий оазис не нова для СССР. Мало кто помнит, что подобный мега-проект был уже реализован ранее, крымский же всего лишь стал его повторением.
В 30е годы Советский Союз взял курс на индустриализацию, точнее сказать — на милитаризацию, которая без этой самой индустриализации была невозможна. Оказалось, что масштабная милитаризация невозможна без хлопка — это и порох, и обмундирование, ив севозможные чехлы для оружия. Хлопка понадобилось много, очень много. Закупать за рубежом? И денег нет, да могут не продать.
Вот тут и родилась идея создать в республиках Средней Азии, в первую очередь в Узбекистане, собственную обширную хлопкопроизводящую провинцию, благо — климат позволяет. Но хлопку нужна вода, да и не растет хлопок на солончаках.
Была разработана и осуществлена гигантская программа по переброске вод рек Амудальи и Сырдарьи в засушливые районы
Один только Каракумский канал протяженностью 1445 км отобрал у Амударьи 45% общегодового объема стоков. В результате гигагнтского строительства оросительных систем в Узбекистане, Туркменистане и, меньшей степени, Казахстане к 1960г. общая площать орошаемых земель достигла 5млн. гектаров.
Таким образом, правительство СССР к концу 50х годов имело успешно работающую, эффективную модель превращения пустынных земель в высокопродуктивный, стратегически важный аграрный регион.
Хрущев всего лишь распостранил успешный среднеазиатский опыт 30-50 годов на Крым справедливо полагая, что переброска днепровских вод — и эффективнее, и менее пагубна для экосистем Днепровской поймы и степного Крыма.
Итак, еще раз.
Проект переброски днепровских вод в Крым — это всего лишь повторение уже ранее успешно реализованной в Средней Азии модели. И, точно так же, как Узбекистан без воды Аму-Дарьи естественным образом вновь превратится в безжизненную солончаковую пустыню, так и Крым без воды Днепра обречен вернуться в свое естественное природное состояние.
Пустынный солончаковый остров, окруженный соленым морем.
Отвлекусь от обычного троллинга и расскажу вам о том, главном, что уже произошло с Крымом, но что пока никто не видит и не понимает.
Запоминайте Крым сегодняшним, потому что скоро вы его не узнаете.
Электричество, газ, продовольствие, транспортное сообщение – это проблемы Крыма? Да, конечно. Но все они меркнут по сранввнению с главной, фундаментальной проблемой.
Вода.
Вода – это не толькол «попить», «постирать» и «помыться». Это не только заводы, канализация и сельское хозяйство.
После войны население Крыма составляло 379 тыс. человек, правда, с учетом того, что до этого было депортировано все крымско-татарское население. И тем не менее, задумайтесь о цифре – 379тыс. против сегодняшних около 2,5 млн.
Причина малочисленности послевоенного Крыма до безобразия проста – была заселена лишь узкая приморская полоска, да еще предгория Крымских гор. Потому что только здесь происходило накапливание осадков в горах, которые источниками и реками, стекая к побережью и в долины, давали людям пресную воду.
Вся остальная территория представляла собой обширные солончаковые степи не только не пригодные для сельского хозяйства, но и для мало-мальского существования людей, поскольку пресной воды в степном Крыму не было. Вообще. Совсем. В колодцах и скважинах – рассолы. Собственно, как и положено быть на засушливом и жарком острове, окруженном со всех сторон морем.
И вот в Крым пришел Северо-Крымский канал. Как сказать, пришел... Сначала на Днепре построили Каховское водохранилище. Затем построили собственно канал и каскад насосных станций, затем оборудовали иригационную сеть. Почти два десятка лет, неимоверные затраты.
И степной Крым начали промывать. По 1 кубическому километру воды в год. 1 миллиард тонн.
Есть такой термин, называется он «рассоление» почв. Если долго-долго лить на солончаки пресную воду, то соли постепенно будут из почвы вымываться, а над подземными рассолами сформируется купол пресной воды, препятствующий обратному капиллярному засолению. Почва станет пригодной для сельскохозяйственного использования, а из пресного купола можно будет отбирать некоторое количество воды для питьевого водоснабжения. Значит, можно возделывать поля, сады и виноградники, строить села, завозить людей.
Именно так и произошло с Крымом. Со строительством Северо-Крымского канала, а затем и передачей Крыма Украине началась гигантская программа рассоления почв, преобразования их в пашни и виноградники, десятками тысяч поехали переселенцы с Украины, в основном – хлеборобы и животноводы. Население Крыма начало стремительно увеличиваться. 800 (Восемьсот) сел и поселков в степном Крыму получили автономное водоснабжение.
И, конечно же – взрывной рост промышленности. Все основные предприятия Крыма обязаны своим ростом или вообще появлением воде Северо-Крымского канала. Потому что заводы – это не только производственные мощности, зачастую с большим потреблением технической пресной воды, но и люди, тысячи, десятки и сотни тысяч людей, которые должны иметь возможность нормально жить, пить, есть, мыться, стирать, извините – ходить в туалет, по-просту говоря – постоянно тратить пресную воду.
И вот Северо-Крымский канал закрылся. А население Крыма осталось. И промышленность осталась. И водопотребление осталось почти на уровне 2013 года, за исключением части сельскохозяйственных площадей с искусственным орошением.
Крым начал стремительно «пропивать» свои запасы пресной воды, которые накапливались десятилетиями. Опустошаются водохранилища, варварски разбуриваются и откачиваются остатки линз пресных вод с участков, где они почти 50 лет формировались за счет пролива воды из канала и системных ирригации и площадного орошения.
И, конечно, тут же зазвенели первыв звоночки. То тут, то там из скважин уже пошла засоленная вода, кое-где появились уже и рассолы.
Наука гидрогеология говорит, что Крым без массированного пролива пресных вод в любом случае вернется к своему первоначальному солончаковому состоянию, поскольку капиллярное поднятие рассолов постепенно засолит линзы пресных вод, сделав их непригодными к использованию. Но это процесс длиной лет в 12-15, если его, конечно, не ускорять. Но его ускорили, раза в 3.
А теперь о главном.
Чем будут заниматься люди в 800 сельских поселках Крыма, когда вокруг них возродятся солончаки, и не сможет расти не только хлеб и виноград, но и даже кустарниковая акация? Что будут пить эти люди?
Что будут пить крымчане в городах, чем смывать в своих туалетах, когда водохранилища опустеют окончательно, а в скважины окончательно прийдет рассол?
О промышленности не буду, и так все ясно.
Крым приговорен к возврату в далекий 1947г., когда населению в 379тыс. человек с их тогдашними сверхскромными потребностями вполне хватало воды. Но тогда и в Армянске жило около 3тыс. человек, а не более 20тыс. как сейчас, да и на заводе «Залив» в Керчи работало от силы сотни полторы работников, и не был он ни каким градообразующим предприятием, как сейчас...
Машина времени со скрипом понеслась на 60 лет назад, и крымчане ее несчастные пассажиры.
Пару ремарок в конце.
Надеюсь, мы все понимаем, что никакие водоводы из России, даже если они и будут, не в состоянии сравниться с мощностью переброса воды из Днепра, из которого на нужды Крыма отбиралось около 20% стока этой великой реки. Следовательно, не будет пролива солончаков, следовательно – читай выше.
Вы заметили, что слова «туритсты», «отдыхающие» вообще ни разу не использованы? Кажется, понятно, почему... Не до них.






Related posts:

" Как орки собираются Украине Крым возвращать,Санкции тоже не бутерброд, чтобы их туда-сюда отм...
КРЫМская гармония :энергохвост шалит , темень с гололедом и полная жопа в медицине.
фекальные сталактиты —заслуженные надгробия для убийц украинцев.
Проект Крыма как зеркала Русского Мира.
Добыча песка уничтожает древний город Артезиан.
«Антитеррористический намордник» для крымчан.
как полуостров пожирает Россию.
Жрите своё дерьмо сами.