Крымчане удивлялись, почему россияне, приезжавшие до 2014 года на отдых в Крым, анекдоты про Путина и Медведева рассказывали, но рассказывали шепотом и оглядываясь по сторонам. Теперь не удивляются.

Это только в российском телевизоре, который так любили смотреть многие крымчане, ежедневно появлялся мудрый, справедливый и энергичный руководитель. Который ругал и наказывал министров, сажал олигархов, мочил террористов. И при этом постоянно думал о счастье народном. Если с кем-то и боролся, то только с врагами.

Но реальность оказалась совсем другой. Когда же Крым по-настоящему встретился с ней, с этой самой российской реальностью? Когда на центральной площади Симферополя появились российские флаги? Пожалуй, нет. Российские флаги часто бывали там и раньше. А в Севастополе над многими зданиями они висели постоянно. Возможно, когда отключили украинские телеканалы и вместо них в эфир запустили российские? Тоже нет. Ведь крымчане смотрели российское телевидение задолго до начала аннексии. Тогда, возможно, это произошло, когда крымские государственные учреждения стали именоваться труднопроизносимыми аббревиатурами на российский манер? Вряд ли. Ведь чиновники – в большинстве своем – в них остались те же. С теми же методами работы и с теми же привычками.

Даже если вы за Россию и Путина – любить Россию и Путина разрешено только на официальных мероприятиях, организованных крымскими руководителями
Настоящая Россия пришла в Крым вместе со страхом. С исчезнувшими людьми, арестованными активистами и «антитеррористическими операциями». Когда в официальных учреждениях и маршрутках появились листовки про угрозу терроризма, а в медиа – призывы быть бдительными – вот тогда в Крым пришла настоящая Россия. Страна страха и бесправия. Но бесконечно долго на одних угрозах – даже виртуозно визуализированных российскими пропагандистами – держать в состоянии страха два с половиной миллиона людей не получится. И тогда появились реальные заключенные. Как сигнал сначала тем, кто против российской оккупации полуострова. А затем – и просто всем, у кого есть активная гражданская позиция. «Будете активничать – будете сидеть», – недвусмысленно говорят аресты и суды. Даже если вы за Россию и Путина – любить Россию и Путина разрешено только на официальных мероприятиях, организованных крымскими руководителями. Хотите по-своему? Разгоним, как разогнали казаков. Разгоним, задержим и посадим, даже если митинг будет «санкционированным».

Не случайно и появление «украинских диверсантов» в Крыму. Их находят, когда приходит их время появиться на сцене в российской пьесе по запугиванию крымчан. Это «диверсанты» сорвали ваш курортный сезон. Это они пытаются помешать строительству моста. Но мало кто обратил внимание на то, что в списке «украинских диверсантов» есть и крымчане. А это значит, что шоу продолжается. И не нужно быть пророком, чтобы предсказать, что в следующей сцене в этой пьесе появятся новые лица. И это будут крымчане. Такова логика существования любого тоталитарного государства. Сначала воюют с внешними врагами, затем – с внутренними. Потом врагом может стать любой. Сначала – простой, ничем не примечательный человек, которого обвинят в терроризме и экстремизме. Сосед, знакомый, друг. Большинство будет радоваться, что поймали врага, который к тому же неплохо замаскировался. Под обычного рабочего, соседа, товарища или даже друга. Потом придет время раскрытия заговоров чиновников. И чем дольше будет длиться этот театр абсурда – тем все более высоких должностей будет касаться репрессивная машина.

Нужно признать, что страна движется в неверном направлении. Нужно признать, что Россия оккупировала украинский полуостров Крым
У этой «российской реальности», с которой встретился Крым, есть альтернатива. Нужно признать, что страна движется в неверном направлении. Нужно признать, что Россия оккупировала украинский полуостров Крым. Нужно откровенно сказать, что экономика, ориентированная на продажу сырья – неэффективна. Также, как неэффективно тотальное государственное регулирование. Но для этого придется урезать полномочия чиновников и предоставить экономические и политические свободы гражданам. Пойдет ли на это Путин? Вряд ли. Ведь это будет означать конец его правления. Это будет означать конец той самой «российской реальности», с которой теперь вблизи познакомились крымчане. И которая абсолютно не похожа на ту, которую они видели в телевизоре.

Александр Янковский
http://ru.krymr.com/a/27937693.html